Лечение апатии / Анализ сферы предоставления услуг по психологической помощи

Закон о психологической помощи в РФ: сознательное вредительство или воинствующая некомпетентность?

В Государственную думу внесён проект Закона о психологической помощи в Российской Федерации. В пояснительной записке авторы законопроекта его характеризуют как "единый, целостный, системообразующий, хорошо структурированный закон", принимаемый в целях "последовательного повышения уровня психологического благополучия и здоровья населения РФ; создание условий для повышения качества и уровня жизни семей с детьми, обеспечения профилактики семейного неблагополучия, принятие мер по защите прав детей; содействия в обеспечении социально-психологической стабильности общества путем оказания профессиональной квалифицированной психологической помощи" и др.

Насчёт того что закон "единый, целостный и хорошо структурированный", я вполне могу согласиться с его авторами, а вот насчёт того, что закон будет служить заявленным целям, у меня есть большие сомнения. Более того, данный закон может нанести непоправимый вред как лицам, нуждающимся в оказании психологической помощи, так и лицам, которые её оказывают, т.е. психологам. Попытаюсь аргументировать свою точку зрения.
I

Начнём с определения того, кого в соответствии с данным законом можно считать психологом и имеющим право оказывать психологическую помощь. Это определение дано в статье 2.1. проекта закона: "психолог – это физическое лицо, имеющее высшее психологическое образование (подтвержденное дипломом не ниже уровня специалиста), успешно прошедшее

профессиональную стажировку, сдавшее квалификационный экзамен и являющееся членом саморегулируемой организации психологов либо проходящее государственную службу в государственных органах и оказывающее психологическую помощь в соответствии с должностными обязанностями либо оказывающее психологическую помощь в государственном учреждении в соответствии с должностными обязанностями".
У меня в данном определении вызывают вопросы сразу два положения. Во первых, это приведённое в скобках дополнение, что высшее образование психолога должно быть подтверждено дипломом не ниже уровня специалиста, а во вторых, это то, что если психолог не состоит на службе у государства или не оказывает психологическую помощь в соответствии со своими должностными обязанностями в госучреждении, то он должен являться членом саморегулируемой организации психологов.
Остановимся пока на первом положении. Если психолог, согласно данному закону будет обязан иметь высшее психологическое образование с дипломом уровня "специалист", то огромное количество психологов, которые занимаются сейчас оказанием психологической помощи, лишатся права заниматься этой деятельностью. Дело в том, что психолог – это профессия второй половины жизни. Для того, чтобы оказать качественную психологическую помощь, психолог, помимо специальных знаний и навыков должен иметь ещё и некоторый жизненный опыт. Это хорошо понимают клиенты, мало кто из них рвётся доверить решение своих проблем мальчику или девочке, только что окончившим психфак. Во многих странах даже законодательно закреплён возрастной ценз для тех, кто занимается психологическим консультированием и психотерапией. Поэтому не случайно многие пришли в эту профессию в достаточно зрелом возрасте, в 30, 40 и более лет, когда почувствовали, что имеют необходимый жизненный опыт для того чтобы иметь возможность оказывать психологическую помощь людям. Естественно, что они не сидели за партами с выпускниками школ, а получали базовое психологическое образование по программам второго или дополнительного высшего образования, а затем проходили постдипломную подготовку по психологическому консультированию и немедицинской психотерапии, заплатив при этом за своё образование немалые деньги.
А теперь получается, что все эти дипломы, согласно данному закону можно просто выбросить в мусорную корзину, а психологов, причём лучших специалистов - на биржу труда! Так что ли, господа депутаты?
Вне закона, согласно определению, данному в законопроекте, оказываются также специалисты с медицинским образованием, оказывающие психологическую помощь. Как правило, это врачи-психотерапевты, которые не ограничились прохождением интернатуры по психиатрии и специализации по психотерапии, а прошли также повышение квалификации по психологическому консультированию и немедицинским видам психотерапии. Как известно, такие состояния как невроз, депрессия, аддикция, фобии, тревожные расстройства личности трудно поддаются коррекции только лишь медицинскими или только психологическими методами психотерапии. Специалисты знают, что, успешно преодолеть данные расстройства можно лишь умело и те и другие методы сочетая, т.е. человек в таких случаях должен одновременно наблюдаться у врача-психотерапевта и работать с психологом. Естественно, что, врач-психотерапевт, который владеет как медицинскими, так и психологическими (т.е. немедицинскими) методами психотерапии будет значительно более эффективно работать с вышеперечисленными проблемами, нежели врач-психотерапевт, владеющий только медицинскими методами.
Однако, после принятия данного закона, врачи-психотерапевты лишатся права использовать в своей деятельности психологические методы психотерапии, поскольку, согласно пункта 4 статьи 7, немедицинская, т.е. основанная на психологических методах, психотерапия является видом психологической помощи, оказывать которую, как указывалось выше, могут лишь психологи, имеющие высшее психологическое образование, подтверждённое дипломом не ниже уровня специалиста.
Господа депутаты, неужели вы серьёзно полагаете, что врач, прошедший интернатуру по психиатрии, специализацию по медицинской психотерапии и обучившийся немедицинским методам психотерапии знает психологию хуже выпускника психфака?
Однако, если редакция этого пункта останется в таком виде, то со вступление закона в действия проблемы будут не только у психологов, чьи дипломы государственного образца в один момент по воле депутатов превратятся в бесполезные бумажки, но и у руководителей муниципальных психологических центров, комплексных центров социального обслуживания населения и других контор, где, как написано в этом законе "психологи проходят государственную службу либо оказывают психологическую помощь в государственном учреждении в соответствии с должностными обязанностями". Они будут вынуждены уволить всех, чьи дипломы не соответствуют этому требованию закона. Кстати, механизм увольнения по этой причине в данном законе никак не прописан, а по КЗОТу человека нельзя уволить просто так, его нужно или куда-то трудоустроить, или выплатить компенсацию. Кто должен этим заниматься? Об этом почему-то господа депутаты, вносившие данный законопроект, не подумали.
А кто заместит освободившиеся вакансии? Господа депутаты, вы серьёзно полагаете, что мальчики и девочки, окончившие психфаки, пойдут на зарплату в 9 – 12 тысяч рублей?
Отмечу, также, что, если определение того, кто может согласно данному закону называться психологом останется в вышеприведённой редакции, то возникнет ещё и следующая несуразица. Психология как отрасль деятельности - явление многогранное и отнюдь не исчерпывается оказанием психологической помощи населению. Кроме психологов, оказывающих психологическую помощь, есть ещё организационные психологи, педагоги-психологи, психологи, занимающиеся научными исследованиями в области психологии, зоопсихологи и т.д. С введением в действие этого закона, все они уже не смогут называть себя психологами, т.к. согласно пункта 2 статьи 2 право на использование наименования "психолог" и словосочетаний, включающих данный термин, имеют только "лица, осуществляющие деятельность по оказанию психологической помощи в соответствии настоящим Федеральным законом" Т.е. если, к примеру, доктор психологических наук, занимающийся научной работой, напишет на визитке, что он психолог, то он уже может быть привлечён к ответственности по всей строгости данного закона. Господа депутаты, а вам не кажется, что это уже самый настоящий маразм?

Психологическое сообщество уже прореагировало на опасность включения в закон положения о том, что психолог обязан иметь высшее психологическое образование, подкреплённое дипломом не ниже уровня специалиста. В частности от имени Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги Российской Федерации (ОППЛ), её президентом, д.м.н. профессором В.В. Макаровым и вице-президентом, председателем комитета законодательных инициатив ОППЛ, д.м.н. профессором А.Л. Катковым в Думу был направлен отзыв на законопроект, в котором обращалось внимание на негативные последствия включения данного положения в закон. Однако Виктор Викторович и Александр Лазаревич, вместо того, чтобы предложить депутатам грамотную редакцию данной статьи, исключающую указанные ими же негативные последствия, в своём отзыве предложили:
1. Исключить из видов психологической помощи (пункт 4 статьи 7) немедицинскую психотерапию.
2. Установить в законе переходный период сроком в 7 лет, в течении которого все те, чьи дипломы не соответствуют данному положению, смогут доучиться до требуемого законом уровня.
Несмотря на внешнюю абсудность первого пункта, здесь есть своя логика. И Виктор Викторович и Александр Лазаревич являются как раз теми самыми врачами-психотерапевтами, занимающимися оказанием психологической помощи, причём занимающимися очень успешно – они являются специалистами мирового уровня. А, поскольку их базовое образование не психологическое, а медицинское, они, несмотря на все их звания и сертификаты, с введением в действие данного закона будут лишены права заниматься этой деятельностью. Однако, если из видов психологической помощи немедицинскую психотерапию убрать, то они и другие врачи-психотерапевты могут спокойно продолжать заниматься психологическим консультированием, просто заменив на визитке слово психолог на психотерапевт. Доказать, что психотерапевт занимается не немедицинской психотерапией, а психологическим консультированием невозможно, т.к. между этими понятиями нет чёткого различия, да и никто никогда не будет этим заниматься.
Однако, каковы будут последствия исключения немедицинской психотерапии из видов психологической помощи для тех кто является психологом, а не врачом- психотерапевтом? А последствия будут самые печальные – деятельность большинства из них окажется вне закона, даже если они выполнят все его требования, поскольку практически все психологи оказывают психологическую помощь как раз посредством применения немедицинских методов психотерапии, таких как психоанализ, гештальттерапия, арттерапия, телесноориентированная терапия и др. Фактически у психолога из рабочих инструментов останется только интервью с клиентом, да и его при желании можно истолковать как "рациональную психотерапию". Зачем тогда вообще нужен закон на 40 страницах, вполне достаточно будет одной, на которой написано, что психологическое консультирование и психотерапия в Российской Федерации запрещены!
Что касается второго предложения, о переходном периоде в 7 лет то, наверное, его можно поддержать. Однако, давайте задумаемся, есть ли в этом "доучивании" какой-либо практический смысл? Если психологи, получившие базовое психологическое образование по программам второго либо дополнительного высшего образования успешно работают и оказывают психологическую помощь качественно и профессионально, то это означает, что в процессе обучения по данным программам они получили достаточный объём знаний для осуществления своей деятельности. Это во первых. А во вторых, для оказания психологической помощи куда большее значение имеют не теоретические знания, а владения навыками психологического консультирования и методами психотерапии. А этому учат не на психфаках, за парты которых лоббисты законопроекта хотят посадить всех тех кто не "специалист", а в рамках постдипломного образования.
Так зачем же заставлять психологов тратить кучу времени и денег для того чтобы получить совершенно не нужные в их деятельности теоретические знания, несмотря на то, в нужном для их деятельности объёме они уже давно получены? Впрочем, ответ на этот вопрос очевиден. Данная фраза в законе позволит хорошо заработать некоторым вузам, они названы в статье 21 пункт 2 где мы читаем, что формирование кадрового состава психологов обеспечивается в числе прочего применением "образовательных стандартов высшего профессионального образования Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургского государственного университета". Я полагаю, что именно в этих вузах будут созданы курсы, где за хорошие деньги можно будет в ускоренном порядке конвертировать диплом, подтверждающий наличие второго или дополнительного высшего психологического образования, в диплом специалиста или магистра психологии.
Однако, если эта статья закона будет принята в такой редакции, переучиваться там, а стало быть заплатить за это немалые деньги, придётся не только тем, чьё психологическое образование не дотягивает до диплома специалиста, а всем психологам, у которых нет диплома специалиста или магистра психологии МГУ или СпбГУ - дипломы всех остальных вузов страны с введением в действие этого закона станут просто макулатурой, т.к. они не соответствуют этим стандартам. И получить с психологов эти деньги - это одна из целей тех, кто лоббирует принятие данного закона.
Но, я оптимист и думаю, что столь беспардонное лоббирование коммерческих интересов этих двух вузов в ущерб всем остальным вузам страны депутаты всё же не допустят и упоминание в законе об этих вузах исключат. Не закрывать же на периферии все психфаки!
Если данный закон действительно принимается в "целях последовательного повышения уровня психологического благополучия и здоровья населения РФ", то, чтобы устранить вышеперечисленные негативные последствия, которые могут наступить в результате наличия в законе данных формулировок, предлагаю депутатам сделать следующее:
1. Заменить во всём законе слово "психолог" на словосочетание "лицо, оказывающее профессиональную психологическую помощь"
2. Внести следующую редакцию статьи 2 пункт 1. Вместо текста: "психолог – это физическое лицо, имеющее высшее психологическое образование (подтвержденное дипломом не ниже уровня специалиста), успешно прошедшее профессиональную стажировку, сдавшее квалификационный экзамен и являющееся членом саморегулируемой организации психологов либо проходящее государственную службу в государственных органах и оказывающее психологическую помощь в соответствии с должностными обязанностями либо оказывающее психологическую помощь в государственном учреждении в соответствии с должностными обязанностями" внести следующий текст: Лицо, оказывающее профессиональную психологическую помощь, обязано иметь высшее психологическое или медицинское образование и постдипломную подготовку по психологическому консультированию и (или) психотерапии.
3. Убрать термин "психолог" из текста пункта 2 статьи 2 или вообще этот пункт исключить.
Такая редакция позволит полностью предотвратить все вышеуказанные негативные последствия в виде запрета на профессию для большой категории лиц и, что с моей точки зрение тоже очень важно, сохранит существующую сейчас возможность прихода в профессию людей в возрасте, с жизненным опытом, позволяющим успешно оказывать психологическую помощь. Это во первых, а во вторых устранит, некоторые очевидные несуразицы, которые неминуемо возникнут с принятием закона если его принять в неисправленном виде. Т.е. позволит организационным психологам, педагогам-психологам, исследователям-психологам и прочим психологам, занимающимися психологической деятельностью не связанной с оказанием психологической помощи, по-прежнему именоваться психологами, а не искать новые названия для своих профессий. Также я не случайно предлагаю словосочетание "профессиональная психологическая помощь", а не просто "психологическая помощь". Указание на то, что предметом данного закона является именно профессиональная психологическая помощь, чётко отделяет психологическую помощь, оказываемую профессиональным психологом и подпадающую под действие данного закона, от дружеской психологической поддержки, которую люди оказывают друг другу в ситуациях бытового общения. Я считаю это также очень важным, потому, что, если следовать букве данного законопроекта в существующем варианте, то, если вы не окончили психфак с дипломом не ниже специалиста и не вступили в саморегулируемую организацию психологов, то получается, что вы и не имеете права психологически поддержать ваших близких в трудную минуту, поскольку психологическая поддержка, согласно статьи 7 данного законопроекта тоже причислена к видам психологической помощи. А это уже даже не маразм! Это идеотизм!

Если на негативные последствия наличия в законе фразы о том, что психолог обязан иметь психологическое образования с дипломом не ниже уровня специалиста психологическое сообщество уже отреагировало и высказало своё несогласие с данным положением в законе, то на второе требование этого закона к психологу, а именно обязательное членство в саморегулируемой организации психологов, психологическое сообщество пока никакого внимания не обратило. А зря, данное требование также таит в себе немалое зло, которое неминуемо негативно отразится как на психологах, так и на клиентах.
Прежде всего замечу, что создание саморегулирумой организации, это непростой и не быстрый процесс. Согласно Закону РФ "О саморегулируемых организациях, такая организация должна иметь в своих рядах не менее 100 членов – физических лиц или не менее 25 юридических. Проект закона о психологической помощи в Российской Федерации членство юридических лиц в саморегулируемых организациях психологов не предусматривает, поэтому чтобы создать такую саморегулируемую организацию нужно привлечь в её ряды не менее 100 психологов и при этом тщательно следить, чтобы их количество не уменьшилось менее этой цифры, т.к в этом случае саморегулируемая организация исключается из реестра, а стало быть все её члены становятся вне закона. Поскольку проект закона предусматривает также создание Всероссийского объединения саморегулируемых организаций психологов, то таких саморегулируемых организаций должно быть создано несколько. И всё это должно быть создано до 1 января 2016 года. Я полагаю, что процесс создания саморегулируемых организаций потребует намного больше времени, если они вообще будут созданы.
Впрочем, пусть это будет головной болью "уполномоченного федерального органа исполнительной власти в сфере психологической помощи", полномочия которого прописаны в статье 15 данного законопроекта. Замечу, что в проекте закона нигде не указывается, что это будет за бюрократическая структура, видимо, что-то вроде "министерства психологии". Я полагаю, что создание этого "уполномоченного органа" и есть вторая цель лоббистов этого закона, им, видимо, и имя "министра" уже известно.
Но, вернёмся к вопросу создания и деятельности саморегулируемых организаций психологов. Предположим, что собрались 100 или более психологов и создали всё-таки такую организацию. Поскольку на саморегулирумую организацию психологов Закон о психологической помощи в РФ возлагает ряд функций, то для их осуществления организации естественно потребуются финансовые ресурсы. Статья 12 Закона РФ о саморегулируемых организациях предусматривает следующие источники их финансирования:

1) регулярные и единовременные поступления от членов саморегулируемой организации (вступительные, членские и целевые взносы);
2) добровольные имущественные взносы и пожертвования;
3) средства, полученные от оказания услуг по предоставлению информации, раскрытие которой может осуществляться на платной основе;
4) средства, полученные от оказания образовательных услуг, связанных с предпринимательской деятельностью, коммерческими или профессиональными интересами членов саморегулируемой организации;
5) средства, полученные от продажи информационных материалов, связанных с предпринимательской деятельностью, коммерческими или профессиональными интересами членов саморегулируемой организации;
6) доходы, полученные от размещения денежных средств на банковских депозитах;
7) другие не запрещенные законом источники.

Давайте разберёмся, какие из них могут быть реально использованы для финансирования саморегулированных организаций психологов. Начнём с конца.
Пункт 7: другие, не запрещённые законом источники. Может быть кто-нибудь такие и найдёт, но, при этом нужно учесть, что предпринимательскую деятельность саморегулируемая организация вести не может, не может она и становится участником хозяйственных товариществ и обществ (статья 14 Закона РФ о саморегулируемых организациях). Поэтому, скорее всего этот пункт отпадает.
Пункт 6: доходы, полученные от размещения денежных средств на банковских депозитах; Для того, чтобы положить средства на депозит, их нужно сперва каким-то образом заработать. Это во первых. А во вторых, процент по депозитам, как правило, даже меньше инфляции, поэтому депозиты не смогут быть даже просто инструментом сохранения денежных средств саморегулируемых организаций. Поэтому этот источник финансирования вряд ли может быть источником значительных денежных поступлений.
Пункт 5 и пункт 3: продажа информации и информационных материалов. Мне здесь вообще непонятно, что здесь имеется в виду, конфиденциальной информацией, что ли предлагается торговать? Поэтому эти источники финансирования тоже отпадают.
Пункт 4: Средства, полученные от оказания образовательных услуг. В соответствии с пунктом 3 статьи 18 Законопроекта о психологической помощи в РФ саморегулируемая организация психологов должна обеспечить своих членов повышением квалификации. Однако, законом не предусмотрено оплаты за это. Поэтому этот источник финансирования тоже придётся отмести.
Пункт 2: добровольные имущественные взносы и пожертвования; А здесь и комментарии излишни. Мечтать может быть и не вредно, но таких дураков нет.
И что у нас остаётся? А остаётся у нас пункт 1: регулярные и единовременные поступления от членов саморегулируемой организации - вступительные, членские и целевые взносы. Т.е. члены саморегулируемой организации психологов должны содержать её исключительно на собственные деньги, других источников финансирования саморегулируемых организаций психологов, увы, нет.
А теперь давайте посмотрим, какие расходы должен покрывать бюджет саморегулируемой организации психологов. Прежде всего, как у любой конторы, у саморегулируемой организации должен быть офис, начальник, бухгалтер и счёт в банке. Соответственно, расходы на аренду, телефон, интернет, обслуживание банковского счёта, фонд оплаты труда этих двух лиц, налоги и сборы – это уже как минимум несколько сот тысяч рублей в месяц даже, если офис будет небольшой, а финансовые аппетиты этих лиц будут более чем скромными. В соответствии с законопроектом, саморегулируемая организация должна решать все бюрократические вопросы, связанные с членством в организации, вести реестр психологов, вести перечни рекомендованных средств и методов психологической помощи, организовать информационное и методическое обеспечение своих членов и т.д. Это означает, что в штате саморегулируемой организации должны состоять специально обученные для выполнения всей этой работы люди, и, соответственно, в бюджет организации нужно заложить средства на оплату их труда.
Кроме этого, Закон о саморегулируемых организациях требует проводить проверку деятельности каждого члена организации не реже чем раз в три года. Учитывая то, что в саморегулируемой организации должно состоять не менее 100 психологов, то в её штате должны быть и специальные "ревизоры", оплату работы которых, естественно, также нужно предусмотреть в бюджете. Что и как они будут проверять в законопроекте не сказано, что, кстати, также вызывает немало вопросов. Ещё Закон о саморегулируемых организациях предписывает в обязательном порядке ежегодно проводить внешний аудит финансовой деятельности саморегулируемой организации. На эту дорогостоящую процедуру в бюджете организации тоже должны быть заложены средства.
В соответствии с законопроектом, не реже, чем один раз в 5 лет все члены саморегулируемой организации психологов должны за её счёт проходить повышение квалификации. Поэтому, к ко всему вышеописанному нужно добавить затраты на оплату преподавателей, которые эти занятия будут проводить, и на аренду учебных аудиторий. Также, поскольку саморегулируемая организация по закону будет состоять во Всероссийском объединении саморегулируемых организаций психологов, то она должна будет из своего бюджет платить ещё и свои членские взносы в это объединение, чтобы оно могло выполнять возложенные на него функции, это будут тоже немаленькие суммы.
И это лишь самые очевидные статьи расходов, на которые должны быть заложены средства в бюджете саморегулируемой организации и наверняка этот список далеко не исчерпывающий. Однако, даже на основании этого, можно сделать вывод, что годовой бюджет даже самой небольшой саморегулируемой организации будет представлять из себя не менее чем восьмизначную цифру. А поскольку мы уже выяснили, что единственным надёжным источником формирования этого бюджета являются членские взносы психологов, состоящих в саморегулируемой организации, то представьте, какие суммы ежемесячно должны будут отстёгивать психологи для того, чтобы прокормить этих бюрократических паразитов, которых они должны создать сами по воле депутатов!
А у психологов, как известно, источником формирования их бюджета являются средства, получаемые от клиентов в качества оплаты за их услуги. И, если из этих средств значительная часть будет уходить в виде членских взносов в саморегулируемую организацию, то, чтобы компенсировать эти потери психологи будут вынуждены сделать что? Правильно, поднять цены на свои услуги, причём поднять в разы. Будет ли это способствовать "целям "последовательного повышения уровня психологического благополучия и здоровья населения РФ", во имя которых якобы принимается данный закон? Ответ, я думаю, всем очевиден.
Однако поборами на содержание саморегулированной организации дело не ограничиться. Согласно проекту Закона о психологической помощи в РФ, психологи также обязаны платить ещё и взносы в компенсационный фонд, который в соответствии с пунктом 2 статьи 29 законопроекта должна формировать саморегулируемая организация психологов для "обеспечения ответственности своих членов перед получателями психологической помощи и третьими лицами". Причём, в списке обязанностей психологов, перечисленных пункте 4 статьи 18, эта обязанность закреплена специальным подпунктом. Но вот, что удивительно, в законопроекте нигде не прописано в каких случаях, на каком основании, в каких размерах и каким образом получатели психологической помощи или эти никак не обозначенные в законе "третьи лица" могут эти компенсации получить! Более того, в статье 11, в которой прописаны права и обязанности получателя психологической помощи, нет нигде никакого упоминания о том, что у получателя психологической помощи есть вообще такое право! Т.е. психолог обязан платить взносы в компенсационный фонд, но клиента нет никаких прав на получения из него выплат!
Впрочем, даже если такое право в законе появится, то шансы на то, что в случае нанесения какого либо вреда в процессе оказания психологической помощи пострадавший сможет получить какое-либо возмещение из этого фонда, по причинам, о которых я ещё напишу ниже, всё равно будут равны нулю. Поэтому обязанность формирования компенсационных фондов в этом законопроекте предписывается вовсе не для защиты интересов получателей психологической помощи. Закон о саморегулируемых организациях позволяет инвестировать средства компенсационного фонда в ценные бумаги, недвижимость и др. (статья 13), а это означает, что те, кто будут контролировать эти финансовые потоки, получат возможность хорошо погреть на этом руки. Правда этот же закон накладывает некоторые ограничения на использование полученной от этих операций прибыли, но все прекрасно понимают, что в нашей стране умные люди всегда найдут законный способ эти ограничения обойти. Я думаю, что теперь становится очевидной и третья цель лоббистов законопроекта.

А теперь давайте смоделируем ситуацию, которая должна будет сложиться на рынке психологических услуг, если закон о психологической помощи в Российской Федерации будет принят в том виде, в котором он сейчас внесён в Думу, при условии, конечно, все его участники, как законопослушные граждане России, выполнят все его требования.
1 января 2016 года, а именно, с этой даты закон должен заработать в полную силу, огромное количество психологов вынуждено будет прекратить деятельность по оказанию психологической помощи. В соответствии с требованием закона с рынка психологических услуг вынуждены будут уйти несколько больших групп.
Во первых, это психологи, которые получали базовое образование по программам второго или дополнительного высшего психологического образования. Во вторых, это врачи-психотерапевты, прошедшие подготовку по немедицинским методам психотерапии, у которых, естественно, базовое образование не психологическое, а медицинское. Кстати, к этой категории относятся многие ведущие психологи России.
Также, свою деятельность прекратят все те специалисты, чьи доходы не позволят производить грабительские выплаты в СРО. А это большинство психологов за пределами Москвы и Санкт-Петербурга. В провинции, как известно, платежеспособный спрос на психологические услуги намного ниже, что, естественно, не может не отражаться на ценах на услуги по оказанию психологической помощи. А, если в законе еще не уберут абсурдное требование, что психологическое образование должно быть получено по образовательным стандартам МГУ и СпбГУ, то практикующих психологов за пределами Москвы и Санкт-Петербурга не останется вовсе.
Кроме вышеперечисленных, есть ещё одна, самая многочисленная группа психологов, которая будет вынуждена уйти с рынка психологических услуг. Как я уже писал выше, психология, как отрасль деятельности, явление многогранное. Лишь очень небольшое число специалистов посвящает себя целиком работе с клиентами по оказанию им платной психологической помощи. Большинство психологов совмещают эту деятельность с преподаванием психологии, бизнес-консультированием и др. Связано это, во первых, с тем обстоятельством, что клиенты психологов в отличии от пациентов врачей - это здоровые люди и, естественно, что большинство тех, кто имеют возможность оплатить их услуги, работают с девяти до шести. А много ли клиентов психолог сможет принять в вечернее время и в выходные? А во вторых, такая диверсификация деятельности – это лучшая профилактика синдрома профессионального выгорания, основного бича врачей, педагогов и психологов. Представьте, какая психоэмоциональная нагрузка ложится на специалиста, которой каждый день принимает по 4 – 6 и более клиентов! Надолго ли его хватит? Замечу, ещё, что когда психологом процесс оказания психологической помощи поставлен на поток, то неминуемо снижается качество его работы. Поэтому многие психологи сознательно ограничивают эту деятельность даже в тех случаях, когда проблем с количеством клиентов они не испытывают. А теперь закон им говорит, загружайтесь клиентами на полную катушку и работайте на износ, чтобы отработать все поборы на содержание СРО и компенсационного фонда. А если такой возможности у вас нет – меняйте профессию!
К чему должно привести такое сокращение? А приведёт оно к следующему. В Москве, Санкт-Петербурге и крупных городах, те немногие специалисты, которые смогут выполнить требования закона и продолжить свою деятельность по оказанию психологической помощи, резко повысят цены на психологические услуги, поскольку в они будут вынуждены включить в их стоимость затраты на выплату вышеуказанных взносов, а также воспользуются почти полным отсутствием конкуренции.
А на переферии из-за того, что цены на психологическую помощь повысить будет невозможно, поскольку доходы населения там значительно ниже, а также тем обстоятельством, что специалисты с дипломом специалиста МГУ или СпбГУ там почти отсутствуют, платную психологическую помощь получить будет невозможно, поскольку свою деятельность вынуждены будут прекратить практически все специалисты. Кстати, бесплатную психологическую помощь будет также невозможно получить, поскольку многие муниципальные психологические центры и другие организации, где она оказывается, придётся закрыть по той же самой причине – из них придётся уволить всех тех, чьи дипломы не соответствуют предлагаемым требованиям закона. А кто останется, то?
Итак, становится очевидной ещё одна цель лоббистов законопроекта – ограничение конкуренции на рынке психологических услуг, и как следствие, резкое повышение цен на психологические услуги, связанные с оказанием психологической помощи.
Не может не измениться с введением закона в действие и ситуация на рынке образовательных услуг в сфере получения профессионального психологического образования. Поскольку в законе содержится норма, что психолог должен иметь высшее психологическое образование, подкреплённое дипломом не ниже уровня специалиста, да ещё и соответствующее образовательным стандартам МГУ и СпбГУ, то престиж психфаков этих ВУЗов резко повысится, и наплыв желающих там учиться сильно возрастёт. Это позволит, во первых, поднять цены для обучающихся на платной основе, а во вторых открыть кучу филиалов по всей России.
А это ещё одна цель лоббистов этого законопроекта, которые явно имеют отношение к этим ВУЗам.
Это не может не отразиться на психфаках всех остальных ВУЗов России, вряд ли они смогут выдержать конкуренцию с МГУ, СпбГУ и их филиалами, да и кому будет интересно учиться, и тем более платить за это деньги, если полученные в результате дипломы не позволят работать в данной сфере. А даже, если из закона о психологической помощи в РФ требование соответствия высшего психологического образования стандартам МГУ и СпбГУ всё-таки будет убрано, система дополнительного и второго высшего психологического образования будет всё равно разрушена.
На основании всего этого, очевидно, что результатом принятия закона о психологической помощи в РФ в предложенной редакции станет превращение психологической помощи в элитарную услугу, доступную только ограниченному кругу богатых и сверхбогатых людей. И как это согласуется с высокими целями "последовательного повышения уровня психологического благополучия и здоровья населения РФ" и "содействия в обеспечении социально-психологической стабильности общества путем оказания профессиональной квалифицированной психологической помощи", которые декларируются в пояснительной записке к законопроекту? Или все остальные категории населения господа депутаты, вносившие данный законопроект за людей просто не считают?

Отмечу также, что текст законопроекта изобилует нестыковками и откровенными "ляпами", прокомментировать их все не представляется возможным, т.к. для этого потребуется написать целую монографию. Остановлюсь на самых "вопиющих".
Как уже я отмечал выше, одной из основных обязанностей психолога, оказывающего психологическую помощь, согласно данному закону, являются взносы в компенсационный фонд, формируемый СРО для обеспечения ответственности своих членов перед получателями психологической помощи (пункт 4 статьи 18). Однако, помимо этого, законопроект предусматривает ещё и "страхование профессиональной ошибки, в результате которой причинен вред или ущерб здоровью получателю психологической помощи, не связанный с небрежным или халатным выполнением им профессиональных обязанностей" (пункт 2 статьи 18). И как и в случае с компенсационным фондом, в законопроекте предусмотрительно не прописали в каких случаях, на каком основании, в каких размерах и каким образом получатели психологической помощи смогут получить страховые выплаты, в случае наступления страхового случая. И право на получение таких выплат получателям психологической помощи, естественно, законодатели тоже забыли прописать. И, самое главное, про то, что за зверь такой "профессиональная ошибка психолога", в законопроекте тоже ничего не сказано. Поэтому, что именно предлагается страховать психологу, или, за что может получить клиент компенсацию из компенсационного фонда СРО, абсолютно непонятно. И зачем вообще что-то страховать, если психолог в обязательном порядке должен вносить взносы компенсационный фонд? И это далеко не все вопросы, которые вызывают у меня эти положения законопроекта.
Если в максимально обобщённом виде цель, с которой клиенты посещают психолога, можно определить как улучшение их психоэмоционального состояния, то "вредом, или ущербом здоровью получателю психологической помощи" нанесённым в результате профессиональной ошибки психолога, видимо будет считаться ухудшение психоэмоционального состояния. Для того, чтобы получить возмещение этого вреда от страховой компании или от СРО, его нужно будет как-то зафиксировать. Сделать это в принципе можно, представив результаты соответствующих тестов, на основании которых с далеко не стопроцентной достоверностью можно оценить картину психоэмоционального состояния клиента по соответствующим показателям. Однако, весь фокус то в том, что для того чтобы продемонстрировать что показатели психоэмоционального состояния клиента ухудшились, такое тестирование нужно проводить как мимнимум два раза, до и после процесса оказания психологической помощи, причём с одинаковым набором методов исследования, и все это должно быть зафиксировано так, чтобы иметь юридическую силу. Покажите мне клиента, который перед посещением психолога закажет такую экспертизу!
Предположим, эти экспертизы проведены и ухудшение психоэмоционального состояния получателя психологической помощи юридическим образом зафиксировано. Но, этого недостаточно, нужно ещё и доказать, что это ухудшение произошло вследствие каких либо действий психолога. Врач ставит своему пациенту диагноз, назначает лечение и если будет установлено, что им диагноз поставлен неправильно и (или) неправильно назначено лечение, то тем самым будет доказана и причинно-следственная связь между действиями врача и ухудшением состояния пациента. Психолог же ни диагноз не ставит, не назначений не производит. А на психоэмоциональное состояние клиента может оказывать влияние огромное количество факторов. Даже смена погоды может его изменить! А есть ещё солнечные бури, начальник на работе, теща или свекровь, всё и не перечислить!
Но, опять же предположим, что нашлись умные люди и неопровержимо доказали, что именно психолог "виноват" в ухудшении психоэмоционального состояния клиента. Однако и этого недостаточно. Дело в том, что такое ухудшение может свидетельствовать как раз о том, что процесс психологического консультирования и психотерапии протекает успешно. Это часто происходит, когда клиент в работе с психологом подходит к осознанию глубинных причин своих проблем. Но вслед за этим должен последовать и катарсис, освобождение, а стало быть и улучшение как психоэмоционального состояния клиента, так и качества его жизни. Поэтому нужно еще и доказать, что этот вред своему здоровью клиент не причинил себе сам, прервав процесс психологического консультирования и психотерапии.
Я думаю, что из вышеизложенного очевидно, что ни один клиент никогда никаких возмещений не от страховой компании и не из компенсационного фонда СРО не получит в виду практической невозможности юридически доказать факт нанесения вреда или ущерба его здоровья в процессе оказания психологической помощи. Зато, эти инструменты, предусмотренные законопроектом якобы для защиты интересов получателей психологической помощи, и неконкретность с которой они прописаны, открывают возможность для соответствующих типов афёр. Например, руководители СРО, вступив в сговор с членами СРО и подставными клиентами, могут таким образом обналичить компенсационный фонд. И доказать, что это афёра, тоже будет невозможно.

А теперь давайте задумаемся, а может ли вообще в результате профессиональной ошибки психолога, или ещё каких либо действий психолога, связанных с оказанием психологической помощи нанесён какой либо вред здоровью её получателю?
Профессиональные ошибки психолога могут снизить качество оказываемой психологической помощи, могут сделать её вообще бесполезной. Но нанести вред здоровью? Для этого психолог должен очень и очень постараться… Дело в том, что в отличие от пациента врача, который просто выполняет лечебные назначения и предписания, клиент психолога не является пассивным объектом его воздействия. Открою страшную тайну, в процессе психологического консультирования и психотерапии, на самом деле не психолог оказывает психологическую помощь клиенту, а клиент оказывает её себе сам, используя психолога как некий инструмент, с помощью которого он может посмотреть на свою ситуацию под другим углом зрения, осознать глубинные причины своих проблем и т.д. И вряд ли человек будет вредить сам себе. А если с этим "инструментом" что-то не так, он не помогает клиенту в достижении желаемого результата, то его легко можно заменить, благо психологов на рынке психологических услуг, пока не принят этот закон, очень много, хороших и разных.
Однако, справедливости ради, я должен заметить, что всё же существуют методы психотерапии, например такие как директивный гипноз и холотропное дыхание, неквалифицированное использование которых может нанести вред здоровью клиента, их очень немного, а также категории получателей психологической помощи, неквалифицированная работа психолога с которыми может привести к негативным последствиям. К этим категориям относятся пострадавшие в катастрофах и стихийных бедствиях и родственники жертв катастроф; лица страдающие аддикциями (алкоголизм, наркомания и другие зависимости) и созависимые лица; лица склонные к попыткам суицида; лица с психиатрическими заболеваниями.
Возможно для тех психологов, которые работают с этими категориями лиц или используют в своей работе такие методы и стоит предусмотреть специальный образовательный ценз и использовать в качестве условия допуска к работе страховние своей профессиональной ошибки или членство в соответствующих СРО с компенсационным фондом. Всем остальным психологам всё это абсолютно ни к чему. Да частнопрактикующие психологи и не работают с этими категориями населения, а "опасные методы", как правило, используют только врачи-психотерапевты.
С пострадавшими в стихийных бедствиях и с родственниками жертв катастроф работают психологи МЧС, получившие специальную подготовку, с аддиктами и их родственниками в основном работают психологи социальных служб, а с лицам, склонным к суициду и лицам страдающими психиатрическими заболеваниями оказывают психологическую помощь в специализированных учреждениях медицинские психологи, работающие в сотрудничестве с их лечащими врачами-психиатрами. Т.е. всем им, как сформулировано в этом законопроекте, оказывают психологическую помощь психологи в соответствии с должностными обязанностями, проходящие государственную службу в государственных органах, либо в работающие в государственных учреждениях. А эти психологи согласно данному законопроекту не обязаны вступать в СРО и платить взносы, а стало быть, именно те категории получателей психологической помощи, которые действительно могут пострадать от профессиональных ошибок психологов, не смогут по этому закону получить никаких компенсаций за причинённый в результате этих ошибок вред, даже если его удастся каким-либо образом доказать.
А ещё раз убедительно показывает, что цели разработчиков данного законопроекта далеки от защиты интересов получателей психологической помощи и ограждения их от неквалифицированных специалистов. Как я уже показал, неквалифицированные психологи своим клиентам могут не помочь, но навредить у них просто сил не хватит. Для того, чтобы нанести вред клиенту, нужно иметь как раз очень высокий уровень квалификации. А то, какой вред своим клиентам наносят некоторые очень высококвалифицированные "специалисты", хорошо иллюстрирует бородатый анекдот по семейство психоаналитиков:
"Папа-психоаналитик, уезжая на отдых, доверил свою психоаналитическую практику своему среднему сыну, только что получившего диплом психоаналитика. Возвращается психоаналитик-папа с отдыха, а сын ему хвастается: - "Слушай папа, а я круче чем ты, я смог вылечить твоих пациентов, которых ты не мог вылечить целых двадцать лет!" - "Что же ты наделал сынок", - отвечает ему психоаналитик-папа, - "Это же на их деньги получил психоаналитическое образование твой старший брат и выучился на психоаналитика ты. А теперь твой младший брат психоаналитиком уже не станет, да и вообще, на что мы теперь будем жить?"".
Т.е. психолог искусственно затягивает процесс психотерапии. Вместо того, чтобы работать с проблемами, с которыми к нему пришёл клиент, он подсаживает клиента на психологическую поддержку и доит клиента до тех пор, пока у клиента не кончаться деньги на оплату его услуг. Ну а то, что в таких случаях проблемы, если их не решать имеют обыкновение усугубляться и результатом такой "психотерапии" является дальнейшее ухудшение качества жизни клиента, таких деятелей не волнует, главное, клиент денежку несёт! Конечно, подсадить на такую "психотерапию" можно только невротиков и легко поддающихся внушению, все остальные пошлют таких "психологов" далеко-далеко, и, таких деятелей нужно гнать из профессии поганой метлой, но опять же что-либо доказать в таких случаях невозможно.
Предлагаемый закон не только не защитит клиентов от таких "психологов", наоборот, он сделает их деятельность по выкачиванию денег из клиентов абсолютно законной, т.к. он включает психологическую поддержку в перечень видов психологической помощи (статья 7). Более того, этот закон будет ещё и провоцировать психологов на такие действия, поскольку психологом теперь нужно будет заработать не только себе на пропитание и налоги, но ещё и на содержание никому не нужных СРО и взносы в компенсационный фонд.

Среди причин внесения данного закона в пояснительной записке названо и то, что якобы "нередко психологической практикой занимаются люди, получившие диплом о высшем образовании в области психологии, но при этом не имеющие достаточной или адекватной подготовки для оказания квалифицированной психологической помощи населению", а стало быть необходим "контроль и государственный надзор за оказанием психологической помощи", для того чтобы защитить её получателей от таких специалистов.
А с чего, господа депутаты вы всё это взяли? Да, действительно, нет проблем с тем, чтобы напечатать на визитке "психолог" и повесить соответствующую вывеску на кабинет, но весь фокус в том, что неквалифицированные специалисты и пяти минут на рынке психологических услуг не продержатся, их мгновенно смётет обострённая конкуренция между психологами на этом рынке. Кто будет платить им деньги за некачественные услуги, если рядом есть огромное количество эффективных специалистов, которые могут оказать психологическую помощь по доступным для большинства слоёв населения ценам. А рост цен на рынке психологических услуг опять же сдерживает обострённая конкуренция!
Замечу также, что получатели платной психологической помощи – это, как правило, умные и высокообразованные люди, которые прежде чем обратиться к психологу тщательно изучают всю доступную им информацию о нём, сравнивают с другими специалистами и т.д. Поэтому вряд ли стоит беспокоиться о том, как защитить их от неквалифицированных специалистов, они защитят себя сами.
Совсем другая ситуация складывается там, где оказывается психологическая помощь бесплатно. Руководители таких центров иногда просто вынуждены брать на работу "людей, получивших диплом о высшем образовании в области психологии, но при этом не имеющих достаточной или адекватной подготовки для оказания квалифицированной психологической помощи населению", поскольку высококвалифицированные специалисты просто не идут работать за такую низкую зарплату. Но, единственное, что предлагает закон для исправления этой ситуации – это повышение образовательного ценза, что может привести только к развалу системы оказания бесплатной психологической помощи в России ввиду того что многие учреждения где она оказывается просто придётся закрыть из-за отсутствия специалистов, соответствующих этому требованию закона.

В статье 7 законопроекта перечислены виды психологической помощи, подпадающие под его действие. Это психологическое просвещение, психологическая профилактика, психологическое консультирование, психологическая поддержка, психологический анализ, немедицинская психотерапия, психологическая диагностика, психологическая реабилитация, психологическая коррекция и др. В соответствии со статьёй 2 законопроекта, психологическая помощь может быть только профессиональной и оказываться только психологами, имеющими высшее психологическое образование, подкреплённое дипломом не ниже уровня специалиста и состоящими в СРО. Если всё это останется в законе в таком виде, то классический вариант беседы двух подруг типа: "Какой же он козёл! – Да все мужики козлы!" будет являться нарушением этого закона, поскольку это ни что иное, как оказание психологической поддержки с использование одного из основных приёмов психологического консультирования – отражения чувств. А книги Дарьи Донцовой, к примеру, в соответствии с этим законом видимо нужно будет запретить, поскольку она устами своих героинь даёт немало советов на психологические темы - а это уже психологическое просвещение! Или, как вариант, обязать Дарью Донцову и всех остальных авторов подобной литературы получить психологическое образование и вступить в СРО. И примеров такой несуразицы я могу привести очень много.
Чтобы всех этих несуразиц избежать, то как я уже указал выше, в законе должно быть дано определение именно того, чем является профессиональная психологическая помощь, а не психологическая помощь вообще, как это сделано сейчас. Кроме того в законе должна быть дана также чёткая дифференциация профессиональной психологической помощи от всех остальных её вариантов, осуществление которых данным законом регламентироваться не должно.
Что ещё бросается в глаза в данном пункте? А бросается в глаза то, что для осуществления всех этих видов психологической помощи предусмотрен общий, очень высокий образовательный ценз и требование обязательного вступление в СРО, для всех психологов, кроме тех, кто оказывает психологическую помощь в государственных учреждениях. А это совершенно разная деятельность. И, если для осуществления психологического консультирования и немедицинской психотерапии будет вполне уместным условие наличия у специалиста высшего психологического или медицинского образования с постдипломной подготовкой по этим видам деятельности (то, что прописано в законопроекте, вообще абсурдно), то для психологического просвещения, психологической профилактики, психологической поддержки, психологической реабилитации такое требование явно избыточно. Например, психологическую поддержку и мероприятия по психологической реабилитации часто осуществляют социальные работники в работе со своими подопечными. Господа депутаты, вы уверены, что вы найдёте столько социальных работников с высшим психологическим образованием с дипломом специалиста, на те зарплаты, которые предлагают им КЦОНы?
Поэтому нужно либо по каждому виду психологической помощи прописать свои квалификационные требования, что с моей точки зрения просто нереально, либо исключить из этого списка такие виды как психологического просвещение, психологическая профилактика, психологическая реабилитация, психологическая поддержка.

Критикуя этот законопроект, я должен отметить и то немногое положительное, что есть в этом законе. Прежде всего, это включение в перечень видов психологической помощи немедицинской психотерапии. Во вторых – это предоставление психологам социальных гарантий (статья 23), таких как сокращённая продолжительность рабочего времени, удлиненный оплачиваемый ежегодный отпуск, досрочное назначение трудовой пенсии по старости.
Мне, как частнопрактикующему психологу от этих гарантий, что называется не жарко не холодно, меня они не касаются. Но я бы порадовался за своих коллег, работающих в муниципальных психологических центрах и других государственных учреждениях, но радоваться, увы, на самом деле нечему – конкретных цифр, т.е. какая именно должна быть продолжительность рабочего времени, на какую продолжительность оплачиваемого отпуска могут рассчитывать психологи, и в каком возрасте они имеет право выхода на пенсию, в законопроекте нет. А без этого, все эти права – это всего лишь пустые декларации. Да и самое главное право – право на достойную оплату труда психолога, депутаты почему-то предусмотрительно забыли включить в список этих социальных гарантий. Психологи в государственных конторах по мнению депутатов. вносивших этот законопроект, должны работать почти бесплатно, всего лишь за 9 – 12 тысяч рублей в месяц!
Предусмотрели бы минимальную ставку психолога в размере хотя бы одной десятой от зарплаты депутата Госдумы. Представляете, как бы это позволило повысить престиж работы в муниципальных психологических центрах, сколько бы можно было квалифицированных специалистов туда привлечь и повысить тем самым уровень предоставляемой там психологической помощи!
Но, как и в случае с законом об Образовании, где учителям в таком праве тоже отказано, депутатов жаба душит!
И это ещё раз убедительно свидетельствует, что цели принятия данного закона далеки от декларируемых в пояснительной записке. Итак, я полагаю, что на основании вышеизложенного очевидно, что главное, ради чего этот закон внесён в Госдуму – это ограничение конкуренции и перераспределение финансовых потоков на рынке психологических услуг в интересах узкого круга заинтересованных лиц.
И вызывает большое удивление тот факт, что в то время, когда страна на грани кризиса и в ней так много неразрешённых проблем, депутаты Госдумы озабочены не их решением, а усилением контроля и государственного надзора за оказанием психологической помощи

Панические атаки не опасны но ужаасны
Методы психологической помощи в мчс
Центр психологической помощи туапсе
Бесплатный номер психологической помощи россии
Значение психологической помощи во время беременности